«Утилизация» промотходов в Нижегородской области: путь от предприятия до канавы.

13 Июля 2017 года
«Утилизация» промотходов в Нижегородской области: путь от предприятия до канавы.
     В ходе последней прямой линии президента Владимира Путина с населением была поднята проблема с полигонами твердых коммунальных отходов вблизи населенных пунктов. Людей, мучающихся от вони, понять можно. Однако полигоны ТКО – не самое страшное зло. В сфере обращения с отходами есть бизнес гораздо опаснее, чем работа с обычным бытовым мусором. И гораздо доходнее. Поэтому на этом бизнесе коррумпированные чиновники и силовики предпочитают не акцентировать внимание общественности, ибо это их кормовая база, где крутятся десятки миллиардов рублей. Речь идет об обезвреживании и утилизации промышленных отходов.
       Многие обыватели искренне считают, что большинство отходов образуются на их кухнях или в процессе ремонта квартир, но это не так. Согласно статистическим данным, объем отходов промышленного производства сравним с объемом бытовых отходов, а в некоторых индустриально развитых регионах он существенно превышает объем «бытовухи». Если полигоны бытовых отходов ежедневно генерируют неприятные запахи и фильтрат, который может негативно воздействовать на окружающую среду, то промышленные отходы I и II класса несут в себе чрезвычайную опасность в первую очередь для здоровья и жизни человека.
      Казалось бы, эта сфера должна быть под самым пристальным вниманием и контролем регулирующих и правоохранительных органов, чтобы исключить даже гипотетическую возможность попадания особо опасных отходов в природную среду. Но именно в этом бизнесе контролирующими органами Росприроднадзора, как нам представляется, создана такая система учета и контроля движения опасных отходов, при которой аффилированные с чиновниками фирмы в буквальном смысле убивают нашу природу и заодно всех нас.      
      По оценкам независимых экспертов, только около 10% всех генерируемых промышленностью отходов реально утилизируются или обезвреживаются. Остальные тайно или открыто, но под видом других, менее опасных отходов, сливаются или закапываются в лучшем случае на действующих полигонах бытовых отходов, а в худшем – в лесах, озерах, карьерах или на территории заброшенных предприятий. Суммы, извлекаемые  в результате этого преступного бизнеса, в масштабах страны колоссальны. Именно эти деньги позволяют экологическим преступникам чувствовать себя в абсолютной безопасности и полностью игнорировать законы, опираясь в своем бизнесе на коррумпированных чиновников и силовиков.
     Классическая и законная схема работы с промышленными отходами очень проста. Предприятие заключает договор с фирмой, имеющей лицензию на сбор, транспортирование и обезвреживание (утилизацию) этих видов отходов. Далее фирма вывозит эти отходы в специальные места (они указаны в действующей лицензии) и утилизирует или обезвреживает их. Затем фирма передает документы, подтверждающие утилизацию промотходов, предприятию, которое в свою очередь предъявляет эти документы в контролирующие органы, чтобы избежать уплаты экологических налогов и сборов. Поскольку процесс утилизации или обезвреживания – очень затратное мероприятие, то стоимость таких услуг достаточно высока. Например, стоимость утилизации нефтешламов начинается от 6000 рублей за тонну, а стоимость утилизации ртутных ламп начинается от 15 рублей за штуку.
   Но в Приволжском федеральном округе сложилась иная схема работы. Предприятия, которые генерируют промышленные отходы, заключают договора на сбор, транспортировку и утилизацию отходов по более низким ценам с фирмами, которые, как правило, имеют лицензии только на сбор и транспортировку отходов. А договор на утилизацию такая транспортная фирма заключает со сторонней компанией, находящейся в другом регионе. Дальше, как правило, происходит следующее. Транспортная фирма вывозит с предприятия отходы и тайно сливает или закапывает их в местах, которые названы выше. Однако по документам отходы якобы доставлены в соседний регион, где их будто бы утилизировали. По имеющейся у нас информации, стоимость покупки документов на утилизацию в зависимости от региона и фирмы-прокладки колеблется от 500 до 1000 рублей за тонну. Не трудно подсчитать, что себестоимость транспортных услуг (от предприятия до ближайшей канавы) и покупки документов на утилизацию не превысит 2000 рублей за тонну, а прибыль от таких махинаций составит от 100% и выше.

За примерами ходить далеко не надо. 29 июня 2017 года ПАО «Сибур-Кстово» (Кстовский завод по производству этилена) объявило победителем конкурса по обезвреживание (утилизации) отхода «осадок механической очистки нефтесодержащих сточных вод, содержащий нефтепродукты в количестве 1% и более» ООО «Приор» (ИНН 7325030650, г. Ульяновск). 

По информации, которая есть в распоряжении сми, в конкурсе «Сибура» участвовала нижегородская компания ООО «НТН», которая имеет лицензию и все необходимое оборудование, чтобы утилизировать весь этот объем отходов. Но предпочтение было отдано ульяновскому ООО «Приор», которое осуществляет свою деятельность за 500 (!) км от места образования отходов.

 К примеру,  «Приора», действительно, есть действующая лицензия №0730135 от 18.11.16 года на обращение с отходами I-IV классов опасности, выданная Департаментом Росприроднадзора по ПФО в привязке к земельному участку, расположенному по адресу: г. Ульяновск, Московское шоссе, д.6е (этот адрес указан в лицензии ООО «Приор»). Однако на данном участке деятельностью по обращению с отходами официально занимаются два юридических лица, что запрещено действующим законодательством. Кроме этого, объект по размещению опасных отходов находится в границах Ульяновска (земли населенных пунктов), что запрещено ст.51 закона «Об охране окружающей среды». При этом в государственной экологической экспертизе, на основе которой выдана вышеуказанная лицензия, «Приору» разрешена  только  деятельность по временному хранению отходов. Право обезвреживать отходы данная экологическая экспертиза фирме не давала! Возникает вопрос: почему Департамент Росприроднадзора по ПФО все-таки выдал эту лицензию?

Другой вопрос. Почему в «Государственном реестре объектов размещения отходов» (ГРОРО) у ООО «Приор» указано хранилище промышленных отходов по адресу с. Братаевка, г. Ульяновск, хотя в лицензии, напомним, адрес по Московскому шоссе, д.6 е? Почему департамент, подписывая документы, не учел, что хранилище отходов попадает в защитную зону действующего аэродрома «Братаевка», что также запрещено действующим законодательством? Мы поставим эти вопросы не только перед департаментом, но и перед Генеральной прокуратурой, попросив дать правовую оценку руководству Департамента Росприроднадзора по ПФО.

Возвращаясь к итогам тендера «Сибур-Кстово», победителем которого стало ООО «Приор», следует отметить, что во время проверки, которая проведена в марте 2017 года Управлением Росприроднадзора по Ульяновской области, было выявлено, что по адресу в Ульяновске на Московском шоссе, д.6е находятся комплекс по обработке отходов, который не эксплуатируется, и объект по размещению (временному хранению) отходов. Иными словами склад, куда якобы свозятся отходы. Никаких других объектов или оборудования, на котором могло осуществляться обезвреживание отходов II и III класса опасности, Росприроднадзор не обнаружил, что зафиксировано в документах, имеющихся в распоряжении «Козы».

В итоге получается следующая картина. У ООО «Приор» есть лицензия на обезвреживание опасных отходов, а оборудования, на котором должно производиться обезвреживание, нет и, соответственно, деятельность по обезвреживанию отходов не ведется. Это же выявила проверка Управления Росприроднадзора! Но никаких выводов в отношении ООО «Приор» Департамент Росприроднадзора по ПФО делать не стал. Что это? Некомпетентность руководства департамента? Или коррупция?

И таких фирм, как ООО «Приор», в России немало. По документам к ним свозятся ежемесячно тысячи тонн опасных отходов, но банальная выездная проверка вдруг обнаруживает, что у них даже деятельность такая не ведется. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять: скорее всего, все полторы тысячи тонн нефтесодержащих отходов «Сибур-Кстово» будут тайно слиты где-то в Нижегородской области. Можно предположить, что ООО «Приор» для этих целей заключит договор с другим участником тендера – ООО «ЛУК Регионы», у которого также имеется лицензия на сбор и транспортировку таких видов отходов. И тут бросается в глаза одна очень важная деталь: у фирмы «ЛУК Регионы» перечень опасных и особо опасных отходов (II, III класса опасности), указанных в их лицензии №(52)-3337-СТ от 11.04.17 года, странным образом совпадает с перечнем таких же отходов, которые вписаны в лицензию ООО «Приор» в графе «обезвреживание». Совпадение? Не думаем.

Следует отметить, что в бизнес-сообществе, работающем в сфере обращения с отходами, есть уверенность, что для Департамента Росприроднадзора по ПФО все участники рынка разделены на «своих», которым выдаются лицензии даже с нарушением законодательства, и «чужих», которым в нарушение законодательства постоянно отказывают в продлении или расширении действующих лицензий.

Вот только один пример. ООО «Родина-НН» подало в апреле текущего года документы на расширении лицензии. Но, вопреки имеющимся положительным заключениям Департамента Росприроднадзора по ПФО, этой компании в предоставлении лицензии отказано. По данному факту подана жалоба в Генпрокуратуру РФ.

Таких юридических лиц, которым было отказано в расширении лицензии, только в Нижегородской области десятки. Зато избранным фирмам лицензии штампуются на тысячи видов отходов. При этом следует обратить внимание на такой момент: чтобы юридическому лицу расширить лицензию на сбор и транспортировку новых видов отходов, ему нужно представить Росприроднадзору копии договоров на обезвреживание или утилизацию с фирмой, у которой уже есть действующая лицензия на эти виды услуг. Мы бы не удивились, узнав, что в лицензионном деле ООО «ЛУК Регионы» представлены именно договора с ООО «Приор», но для этого кому-то из правоохранителей или надзорных органов надо решиться копнуть эту тему.

Вызывает также обеспокоенность тот факт, что некоторые крупные предприятия Нижегородской области, заведомо зная, что обезвредить или утилизировать такой объем отходов по ценам ниже рынка нереально, охотно подписывают такие договора. Неужели служба безопасности «Сибура» не смогла заранее установить, что лицензия ООО «Приор» получена с нарушением закона, а реальная деятельность по обезвреживанию отходов этой компанией не ведется. Вот, кстати, официальное заявление ПАО «Козе» (издательство сми): «Все крупные предприятия уделяют серьезное внимание потенциальным контрагентам. «СИБУР-Кстово» не является исключением. Кроме первичной оценки представленных документов пристальное внимание уделяется необходимой квалификации контрагента, проверяется наличие необходимой производственной базы, наличие подготовленного персонала, опыт работы, проводится анализ актуальной бухгалтерской отчетности и так далее».

Еще пример. В Выксе находится металлургический завод (компания «ОМК»), который ежегодно генерирует около 25 тысяч тонн пыли газоочистки. Согласно данным ГРОРО, в Нижегородской области есть только три полигона, которым разрешено принимать данный вид отхода. Это два полигона, аффилированные с Вадимом Агафоновым (Сергачский и Богородский) и полигон промышленных отходов «БорПром» Льва Тарабарина. Руководство Выксунского металлургического завода год за годом заключает договоры на вывоз и размещение этого отхода с компаниями, аффилированными с агафоновской «АГЖО». И что мы видим: пыль везут не на полигон в Сергач или Богородск, а во Владимирскую область, где ее сваливают на нелегальных свалках Вязниковского района. У нас имеется фотоотчет рейда общественных экологических инспекторов, которые вели машину с опасным отходом от Выксы до поселка Коурково (Вязниковский р-он), где она затем была задержана экологическими инспекторами.

Ниже представлен маршрут, по которому ехала машина с госномером у052но 52 с отходом ВМЗ. В точке «А» она была задержана инспекторами.

При проверке документов была представлена накладная от ООО «АГЖО-Сергач».

Чтобы навести порядок в этой сфере, нужно в первую очередь определить признаки, при наличии которых можно с большой долей уверенности говорить, что сделка фиктивная или будет проводиться с нарушением экологического законодательства.

Что это за признаки. Первый: у фирмы есть лицензия на сбор и транспортировку опасных отходов, которые не утилизируются или обезвреживаются в том регионе, где была выдана лицензия. Это говорит о том, что данная фирма, скорее всего, получила данную лицензию с нарушениями для работы по схеме тройственных договоров «заказчик» - «организатор» - «исполнитель», где такая фирма выступает в роли организатора (сбор и транспортировка), а исполнитель (фирма, якобы занимающаяся утилизацией или обезвреживанием) находится в другом регионе.

Второй: если фирма, участвующая в торгах или тендере, предлагает заведомо более низкую цену, чем остальные участники торгов. Со 100-процентной уверенностью можно утверждать, что это юридическое лицо не будет исполнять условия договора, поскольку они экономически невыгодны.

Вот пример. Нижегородская компания ООО «ЕВРОКОМ» в 2014 году заключила договор с ООО «Технология Производства Плюс» (г. Наро-Фоминск), что та будет передавать от имени «Еврокома» отходы на обезвреживание компании ООО «ЛЕНЭКО» (Башкортостан). Для чего такая сложная схема? А не для того ли, чтобы прикрыть фиктивную сделку? Ведь, согласно акту приема-передачи услуг от 29.02.2016 года, фирма из Наро-Фоминска якобы приехала в Нижний Новгород, приняла у «ЭКОПРОМА» почти 13 тонн гальванического шлама и отвезла его на цистерне в Башкортостан к ООО «ЛЕНЭКО»). А это, между прочим, 1450 км.

Ниже представлена схема этого предполагаемого маршрута.

Для того, чтобы посчитать, во сколько обойдется транспортировка такого жидкого отхода по этому маршруту, можно воспользоваться одним из сервисов в интернете. Ниже приведен пример такого расчета.

Ну, где здесь экономика? При средней цене утилизации гальваношламов в 8000 рублей за тонну легко посчитать, что даже доставка не окупается, не говоря уже об обезвреживании.

Но самое интересное в том, что в публичном доступе нет сведений, что ООО «ЛЕНЭКО» имеет лицензию на право обезвреживать отходы III класса опасности, к которым относится гальванические шламы. А кроме всего прочего фирма «ЛЕНЭКО» с марта 2017 года находится в стадии ликвидации. Это еще один признак, что компания была создана для подобных схем.

Второй пример. Это фирма «Экосервис» (Нижний Новгород) и ее многочисленные клоны. «Коза» уже писала, что данная фирма, по информации следствия, незаконно утилизирует ртутьсодержащие отходы, не имея соответствующего оборудования и лицензии на осуществлении такой деятельности. Было возбуждено уголовное дело. Но, похоже, ничто не мешает этой группе компаний продолжать заключать договора на утилизацию ртутных ламп, участвовать в электронных тендерах и аукционах и ко всему прочему заниматься ликвидацией разливов и загрязнений ртутью (демеркуризацией) различных объектов, в том числе и жилых помещений.

Ниже приведены свежие документы, подтверждающие, что, несмотря на уголовное дело, «Экосервис» и ее клоны («Экосервис Поволжья», «Приволжская экологическая компания») продолжают свое «ртутное дело».

Подводя итог всему сказанному, по мнению ПАО "Коза" можно сказать Департамент Росприроднадзора по ПФО не справился с ролью беспристрастного контролирующего органа. Веры в то, что эту ситуацию могут исправить региональные правоохранительные органы, тоже нет. Поэтому «Коза» обратилась в вышестоящие инстанции для инициирования проверки всех изложенных в этом материале фактов. Очень надеемся, что они смогут исправить вопиющую ситуацию с промышленными отходами, сложившуюся в ПФО.

 



Возврат к списку




© 2017 «РосПромЭко»
Адрес: 400050, г. Волгоград, улица Хиросимы 18
Телефон: +7 (8442) 45-94-32
E-mail: rospromeco@rpe34.ru

"Спасибо за то, что помогаете делать город чище"

VSRT3S1_VILKA